Cпецпроекты

«Детей мы будем приводить к тебе в тюрьму. О таком ты мечтал?». Как банковский коллектор выбивает наши долги


0 2108 0

Если вы решите не выплачивать долги банку — вами займется коллектор, легально работающий в отделе по взысканию задолженностей или из коллекторской фирмы-партнера.

Как работают банковские коллекторы? Могут ли они заставить рыть могилу ночью в лесополосе или их работа доставать навязчивыми звонками?

bit.ua анонимно поговорил с коллектором одного из украинских банков и выяснил, что входит в его обязанности и как далеко он может зайти, требуя вернуть деньги.

Когда должник начнет орать я, соответственно, тоже начну унижать его, давить на него сильнее.

Коллектор начинает работать с любой ситуацией, когда человек не хочет возвращать оговоренную сумму в оговоренные сроки. Типичная ситуация — когда клиент банка просрочил платеж, и ты ему просто напоминаешь.

Сначала я общаюсь только с самим заемщиком и с теми людьми, чьи номера он указал непосредственно в договоре. Обычно там данные человека, которому нужно звонить, если заемщик недоступен: зачастую это родители или друзья.

На раннем этапе моя цель доступно и мягко объяснить, почему должнику выгодно погасить задолженность сейчас, не откладывая в долгий ящик. Иногда приходится звонить несколько раз, тогда уже разговор более напряженный, но при этом я не пользуюсь матом и говорю на «вы».

Например, в такой беседе я хочу задеть самолюбие. Я говорю: «Неужели в свои 40 лет вы не можете себя обеспечить? Ну, дайте мне номер вашей мамы, пусть она платит за ваши проблемы. Всю жизнь она собирала вас в школу, оплачивала университет, а теперь пора платить и за ваши долги, раз она не смогла воспитать вас настоящим мужчиной». Это само собой повлечет негативные эмоции. Должник начнет орать и я, соответственно, тоже начну унижать его, давить на него сильнее.

Такие беседы должник слушает каждый день. Чаще всего люди бросают трубку, но не все. Может, ими руководит чувство вины, ведь они действительно должны деньги. Потом мы опять им звоним, они берут трубку и опять бросают. И так снова и снова.

Коллекторам нельзя хамить в ответ, ведь наши телефоны прослушиваются. Правда, во многих организациях, как и в моей, есть наши личные сим-карты без «прослушки». С них мы обычно набираем хамоватых должников, чтобы в более жесткой форме объяснить, что к чему.

В таких случаях происходит обычная словесная перепалка с унижениями и грубостью. Я стараюсь задеть его семью или давить на гордость.

Обычно мы говорим: «Тебе уже столько лет, а ты не можешь себя обеспечить. Да ты ничего не добился в жизни. Твоим родителям должно быть стыдно, что у них такой сын. Единственное, на что ты способен — это врать».

«Посмотри, ты уже сколько раз обманул наших сотрудников. Ты ничтожество, которое ничего не способно сделать. Не можешь найти даже три тысячи. На тебя вообще женщины внимания обращают с таким подходом или ты все ещё девственник?»

Если человек перестает брать трубку, отключает мобильный или меняет номер — начинается следующий раунд — с должником работают коллекторы с более серьезными возможностями.

Я могу выбрать любой многоэтажный дом в любом городе и поквартирно рассказать, кто там живет и какие у него кредиты.

На этом этапе мы задействуем программы, которые помогают достать телефоны родителей должника, коллег, знакомых, начальников, соседей и через них выходим на самого клиента.

Это общие программы для банков и коллекторских агентств. По ним можно найти не только должника, а кого угодно. Любой, кто когда-либо оформлял карту, брал кредит или любой, кого указывали как контактное лицо, будет в этой базе.

Я могу выбрать любой многоэтажный дом в любом городе и поквартирно рассказать, кто там живет: назвать его контакты и рассказать, когда и в каком банке он брал кредит. Через всех этих людей я могу находить должника или давить на него.

Легче всего искать должника через родителей или работу.

Если человек пропал — первым делом мы звоним его контактным людям и говорим, что они по закону несут ответственность, а потому они тоже должны оплачивать кредит.

Если действительно отталкиваться от закона, то пока дело не дойдет до суда (а оно, скорее всего, не дойдет), то родители (или любое другое контактное лицо) может ничего не делать. Но когда тебе каждый день названивают, скорее всего, ты сдашься. Первыми сдаются родители.

Например, должник «слился». Мы набираем его родителей. Зачастую они живут в обычной многоэтажке. Родители узнают о долге, боятся проблем и платят, но бывают и другие ситуации. Если родители проигнорировали меня, я набираю соседей.

Говорю: «На должника такого-то открыто уголовное дело, вы соседи родителей заемщика, он указал вас как контактное лицо и вы разделяете его ответственность. Завтра я направляю вам письмо, на следующей неделе у нас суд, а вы будете понятыми». Короче, просто какую-то фигню соседям вешаешь на уши. Люди на это ведутся.

Они не хотят быть втянутыми в какую-то плохую историю. Потому они приходят домой к родителям должника и говорят: «Зачем нам это надо, разберитесь уже со своим сыном». Родителям страшно и стыдно.

Параллельно мы рассказываем по телефону маме и папе заёмщика, что они будут приносить в тюрьму своему сыночку печенюшки. Говорим: «Готовь сигареты. Это ты воспитала такого сына, который обворовывает страну». Примерно в такой форме. Каждый день. И соседям. И друзьям. Это психологическое давление, после которого чаще всего люди сдаются.

Ну, иногда и нет. Если сумма долга достаточно большая, то банк подает в суд и суд взыскивает ее. Если сумма маленькая — банк перепродает долг коллекторскому агенству, которое продолжает звонить.

Кроме того, при банке есть оперативные группы, которые работают непосредственно с должником по месту. Это касается более-менее крупных сумм: хотя бы от тридцати тысяч гривен.

Детей мы будем иногда приводить к тебе в тюрьму. О таком ты мечтал?

Для начала оперативная группа приезжает к должнику домой или на работу и обклеивает все желтыми яркими наклейками формата А4, на которых красными буквами написано: «Такой-то такой-то, из квартиры такой-то, вас разыскивает банк! Все, кто знает о нем любую информацию — передайте по номеру» или «Должник такой-то, верните деньги. Вы взяли такую-то сумму. Хватит избегать встречи с банком». Это помогает прославить должника — все будут смотреть на него косо, ему будет некомфортно.

Также оперативники могут приехать пообщаться к должнику домой. Оперативники — это не какие-то вышибалы. Хотя это мужчины внушительного вида. Это логично. Нельзя послать к клиенту домой хрупкого нежного мальчика с мягким голоском, который будет объяснять, что ему кто-то должен.

Обычно три-пять человек, которые усаживают должника в комнате и рассказывают о его перспективах: о том, что будет изыматься имущество, о том, что его дети наверняка останутся без отца, «ведь ты будешь сидеть в тюрьме».

Говорят: «Детей мы будем иногда приводить к тебе в тюрьму. О таком ты мечтал? Ты хочешь, чтобы твои дети воспитывались в интернате? То есть все, к чему ты стремился все это время, стоит этих нескольких тысяч, которые ты зажал и не можешь найти?»

Обычное психологическое давление. В конце такой встречи оперативники обещают зайти завтра.

Обычно должники, которые по телефону говорят: «Так приезжай ко мне, раз ты такой дерзкий, поговорим», — с приездом оперативников вообще не открывают дверь или даже меняют место жительства.

Но даже если после воспитательной беседы должник скроется — его все равно найдут и с ним будут общаться.

Смысл работы коллектора не в выбивании долга, а в создании условий, чтобы все вокруг тыкали в должника пальцем, чтобы он не мог забыть о своем долге, чтобы первым вопросом, когда он встречает знакомого,было: «А правда, что у тебя долги, а то мне звонили/мне сказали…» Обычно эти методы срабатывают, никто не хочет такой популярности.

Истории из криминальных хроник или старых фильмов, когда подъезжали ночью машины, вывозили кого-то в лес и заставляли должников рыть могилы, — я даже не слышал о таком.

Нельзя сказать, что все, о чем говорит коллектор должнику, это просто «пугалка». Все зависит от суммы. Если речь идет о крупной сумме, то банк обратится в суд и суд присудит возвращение долга. Это реально.

По долгам в три тысячи гривен банк не будет судиться — оплата судебного процесса и адвокатов обойдется дороже самого долга. Это невыгодно.

В таком случае банк продает пакет документов коллекторскому агентству, и они уже занимаются должником. Это хуже для должника, потому что такие агентства начисляют грандиозные штрафы, а не те, которые прописаны в изначальном договоре. Они продолжают звонить и общаются, конечно, гораздо грубее.

От того, как скоро человек возвращает долг банку зависит моя зарплата. У меня есть конкретный план, который я должен выполнить. Чем больше верну – тем больше получу.

Люди, которые хоть чего-то добились в жизни, очень опасаются за свою репутацию.

Для каждой категории людей у нас свои методы. Например, бабушки-пенсионерки лучше других ведутся на всевозможные запугивания. Им нужно говорить о пенсионном фонде. Я говорю что-то типа: «Я заблокирую вашу пенсию на карте в счет долга, подумайте, нужно ли вам прямо сейчас давать деньги внукам на мороженое или, может, лучше закрыть кредит? Ваши внуки возьмут вас на обеспечение, когда вы потеряете пенсию? Вы им настолько нужны?»

И ты вот так пару раз позвони ей — и она заплатит.

На работающего человека я давлю через его работу. Говорю ему: «Я буду звонить вам на рабочее место, буду спрашивать, почему вы не платите по счетам. Может, вы не платите из-за того, что вам задерживают зарплату? Кстати, вы знаете, что по законодательству это правонарушение? Может, пусть налоговая проверит бухгалтерию вашего работодателя и решит эту проблему? Наверное, для начала я позвоню и расскажу о своей идее вашему начальству, может, им не нужен такой проблемный сотрудник?»

На студентов, соответственно, давим через университет.

На обеспеченных бизнесменов сложнее, особенно, если он начальник своей фирмы. Если он заместитель директора или человек на хорошей должности, но не владелец, он будет бояться испорченной репутации. Просто нужно звонить его важным коллегам и спрашивать о долге.

Если денег должен учитель, например, все просто — звоним директору школы и спрашиваем у него, когда его подчиненный выплатит и что за сложности. Потом можно пройтись по коллегам этого учителя. Люди, которые хоть чего-то добились в жизни, очень опасаются за свою репутацию.

Сложнее всего — неблагополучные люди, которым плевать на мнение окружающих и репутацию. Должник пьет, его родители — алкоголики, друзья такие же. Тебе довольно сложно испортить им репутацию. Этот долг, скорее всего, невозможно выбить — суммы там обычно минимальные, а репутации никакой.

Иногда включается сострадание, но через 15 минут ты забываешь, с кем говорил.

Иногда включается сострадание, которое мешает работать. Особенно, если «налажал» сотрудник банка. Например, неправильно объяснил, как платить. Была ситуация, когда 70-летней старушке дали карту, которую можно пополнить только через терминалы банков, айбокс или интернет. Все мы понимаем, что шансов самостоятельно пополнить карту у этой старушки — ноль, но банку все равно.

Потом она не может погасить платеж в 100 гривен, просто потому что не понимает, как работает айбокс. Ты ей звонишь и понимаешь, что она не виновата, или хуже: старушка пополнила через айбокс счет, только не свой, а чужой.

Её обманули, когда сказали, что все будет просто. А я терроризирую эту старушку. В такие моменты я чувствую вину и понимаю, что она не виновата. Но я продолжаю звонить, продолжаю выполнять свою работу.

Сожаление ни разу не срабатывало так, чтобы мы с коллегами решили перекрыть чей-то долг. Ты говоришь с должником и через 15 минут забываешь его.

Однажды мне было искренне жаль заёмщика. Я звонил матери должника, а она плачет и говорит мне: «Мой сын — наркоман, я же просила этот банк никогда не давать ему деньги и кредиты. Зачем вы дали ему деньги снова, если вы знаете, что он не отдает? Да, он исчез и размотал ваши деньги, потом вернулся накачанный наркотиками. Да, я снова пойду оплачивать эти долги, чтобы не позориться перед соседями. Ему-то все равно. Вы можете мне не звонить каждый день, я буду оплачивать этот долг, как только у меня будут появляться деньги. Это не в первый раз».

В такие моменты тебе становится не по себе. Да, банку давно стоило бы отметить этого парня как безнадежного должника. Он ведь каждый раз возвращает деньги через коллектора и родителей. Но банки так не делают, ведь есть мама, которая всякий раз платит. Так почему бы не одолжить снова?

Если человек реально силен в знании закона, то он понимает, что в ближайшее время, кроме телефонных звонков, ему ничего не грозит.

С таким реально довольно сложно. Вот говорит тебе такой должник: «Я знаю, что вы будете мне звонить, но я знаю свои права, так что вперед». Ты ему говоришь: «Мы заблокируем твои счета», а он тебе: «Ага, на основании чего? Мои счета находятся в другом банке, как вы планируете их заблокировать? Да и заблокировать вам удастся только после решения суда, а это минимум полгода. Хотя мой долг — 10 тысяч, банк действительно будет за них судиться? Не вешайте мне лапшу, ребята».

Но мы все равно таким звоним. Если до него достучаться невозможно, звоним его родителям и третьим лицам. Так или иначе, схема сработает. Не с ним, так с близкими.

Я не могу сказать, что с нашей работы люди мечтают уволиться. Массовые увольнения имеют место только на ранних этапах — наверное, половина уходит сразу, в первые месяцы. Многие говорят «Я так не могу» после первого же звонка.

Тэги:
Подписывайтесь на нас в Facebook

Написать комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.
Рекомендуемое

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: